В оппозиции
22 июля 2019 г.
Леонида Волкова посадили за репортаж. А Романа Удота — за выборы

ТАСС

Мельница отечественных репрессий работает практически без выходных. Вчера она, не подавившись, смолола двух известных людей — политика Леонида Волкова и неполитика Романа Удота. Волкова посадили на двадцать суток в спецприемник, а Удота — под домашний арест. Дома, конечно лучше, чем в спецприемнике, но есть одно немаловажное обстоятельство. Волков обвинен по административной статье, чего не скажешь об Удоте — ему грозит уголовное наказание. Однако пойдем по порядку, от менее тяжкого преступления к более весомому.

Ближайшего сподвижника Алексея Навального и главу его предвыборного штаба Леонида Волкова обвинили в «нарушении правил проведения митинга, повлекшее причинение вреда здоровью человека или имуществу» (ч. 4 ст. 20.2 КоАП) и приговорили к двадцати суткам административного ареста. Тут необходимы некоторые пояснения. Дело в том, что 9 сентября 2018 года, когда проходила всероссийская акция протеста против повышения пенсионного возраста, самого г-на Волкова на Пушкинской площади в Москве не было и он вообще не участвовал ни в одном из многочисленных протестных мероприятий того дня. Волков сидел в студии и вел репортаж о разгонах демонстраций по всей стране. И вот, по версии следствия, с которой согласился Симоновский суд, репортаж этот повлек за собой серьезные последствия — был поцарапан автомобиль «тойота камри». Наверное, подобная претензия имела бы право на существование, если бы в ходе прямого эфира Леонид Волков произнес: «Ребята, а давайте сейчас кто-нибудь поцарапает автомобиль ”тойота камри”, номерной знак такой-то, припаркованный там-то»…  Правда, в нормальном суде все равно пришлось бы доказывать, что это не случайное совпадение, что злоумышленники как раз в этот момент слушали волковский эфир. Но проблема в том, что соратник Алексея Навального ничего такого не говорил, и все равно, по версии следствия, с которой, повторю, согласился суд, «вдохновил» людей на противоправные действия.

Вне всякого сомнения, вопиющая абсурдность приговора, на фоне которой даже его неправомерность отходит на второй план, носит демонстративный характер. Власть как бы говорит обществу: мы этих людей будем репрессировать по любому поводу и безо всякого повода вовсе. Имейте это, пожалуйста, в виду. Однако Леонид Волков — политик, принадлежащий к тому крылу российской оппозиции, которая давно и последовательно борется с нынешним политическим режимом. Он его прямой оппонент, а на самом деле — враг. Чего совершенно нельзя сказать о члене совета движения «Голос» Романе Удоте, который вчера по статье об «угрозе убийством» Химкинским судом отправлен под домашний арест.

С Романом Удотом приключилась следующая история. Его много месяцев и даже лет преследовал телеканал НТВ. Преследовал во всех смыслах этого слова. Корреспонденты этой конторы, разумеется, не имеющей никакого отношения к СМИ, поджидали его у дома, подлавливали у входа на различного рода мероприятия, встречали в залах прилета и отлета аэропортов. НТВ сняло про Удота лживый и клеветнический фильм, и он собирался с ними судиться. Излишне говорить, что подобного рода давление к журналистике не имеет никакого отношения. Это были прямые провокации, проводимые с одной целью — вывести человека из себя, заставить его совершить какой-нибудь импульсивный поступок. В идеале разбить камеру, а лучше — лицо «корреспонденту» или «оператору». И отчасти они добились своего. Нет, нет, Роман, слава богу, от прямого рукоприкладства удержался (уж поверьте, не все могут похвастаться такой выдержкой). В тот момент, когда очередная энтэвэшная пташка неслась за ним по залу аэропорта, тыкая в лицо микрофоном и выкрикивая свои дурацкие вопросы, он пригрозил мерзкой бабенке (там, извините, других не держат) убийством. Прямо так и сказал: «Я вас убью!»… Но убивать не стал, что позволило ей позже написать на него донос. И вот теперь, судя по всему, его будут судить по тяжкой уголовной статье. Так за что же власти так ополчились на этого человека? Почему спустили на него всех энтэвэшных шакалов?

Дело в том, что Роман Удот, который, повторю, не состоит ни в какой политической организации, много лет занимается российскими выборами. Он, как и все движение «Голос», их мониторит, наблюдает за ними, а по результатам очередного раунда выпускает бюллетень. Удот, как, может, никто другой в России, понимает технологии фальсификаций, разбирается в различных способах воровства голосов избирателей. Он обладает огромной доказательной базой, свидетельствующей об узурпации власти в нашей стране вполне конкретными лицами и целыми политическими партиями. Роман Удот — живой приговор путинскому режиму. Хотя ничего такого он не говорит и не пишет. Он просто отстраненно констатирует: тут украдено столько-то голосов, а тут столько-то…  Надо ли объяснять, что подобного рода деятельность для нынешней власти может оказаться пострашнее любого самого бескомпромиссного политического активизма.

При всем различии этих двух историй очевидно, что и Роман Удот, и Леонид Волков подвергаются жестким репрессиям со стороны властей за служение гражданскому обществу, как ни высокопарно это звучит. И сегодня только гражданское общество может как-то повлиять на их дальнейшую судьбу. Ведь посредством уличных протестных акций можно решать самые разные задачи — не только отменять строительство церквей в скверах. Как-то возле Москворецкого суда, где проходили слушания по Болотному делу, Борис Немцов сказал: «Нас тут тысяча человек, а было бы двадцать тысяч, никто бы в тюрьму не сел. Да, они бы ребят даже в зал суда доставить не смогли»…


Фото: 1. Начальник штаба оппозиционера Алексея Навального Леонид Волков у спецприемника №2 в Мневниках. Артем Коротаев/ТАСС
2. Координатор проектов по наблюдением за выборами ассоциации "Голос" Роман Удот во время пресс-конференции, посвященной 1-ому этапу кампании "Честный УИК". Зураб Джавахадзе/ТАСС













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...