Цензура
19 апреля 2019 г.
Законы Клишаса летят над страной



В минувшую среду верхняя палата российского парламента, не приходя в сознание, одобрила так называемый «пакет Клишаса» — два закона, по одному из которых чиновники теперь наделяются правом решать, какие новости в Сети настоящие, а какие выдуманные, фейковые (и соответственным образом карать распространителей), а по другому, страховочному, гражданам предписывается этих самых чиновников не оскорблять. А иначе, сами знаете, что будет – штрафы, посадки, посадки, штрафы. Совет Федерации эти дивные законы заглотил и буквально в считаные минуты отрыгнул обратно уже в готовом для Владимира Путина виде. Против в обоих случаях было по три сенатора. А воздержалось больше, но не намного. На одного человека. Возмущалась только сенатор Нарусова. На заседании профильного комитете при рассмотрении вышеозначенных законопроектов она буквально метала громы и молнии. Дескать, принятие этих законов не объясняется «ничем другим, кроме политической конъюнктуры» и «сиюминутного желания идти на поводу у тех, кто хочет заткнуть рот любому». Говорила влиятельная дама и про «неопределенности формулировок», и про то, что под действие законов может попасть любая критика власти. И никто, ни один из членов комитета не вразумил г-жу Нарусову, что, мол, в этом-то и вся соль, а иначе зачем они вообще нужны? Тот же самый упрек в непонимании сути происходящего можно адресовать и члену СПЧ Екатерине Шульман, которая очень содержательно и пламенно выступила на заседании комитета, представляя позицию Совета по правам человека. Она попыталась объяснить сенаторам, что «вносимые положения неправомерно ограничивают свободу слова» и «дают возможность для произвола со стороны правоприменителя», а предусмотренные поправками штрафы «являются разорительными для медиа и тяжелыми для граждан». Заблуждение г-жи Шульман состоит в том, что она-то думала, что вот сейчас откроет сенаторам глаза и те вслед за ней возмутятся и не поддержат драконовские законопроекты. Но ничего такого случилось. В связи с этим у меня есть гипотеза, что слушавшие ее прекрасно осведомлены, зачем именно принимаются эти законы. Это предположение подтверждается отчасти репликой сенатора Александрова, который, завершая дискуссию, привел конкретный пример. «Один батюшка, — рассказал сенатор, — недавно на телеканале "Спас" заявил, что врачи и учителя — это уважаемые профессии, а есть еще бандиты, проститутки и депутаты. Это все неправильно. То, что есть проблема серьезная, — это очень важно». Сенаторы с пониманием покачали головами и поддержали законопроекты.

Бесшабашная храбрость и невиданная прямота, с которой сенатор Нарусова обрушилась на два эти законопроекта, инициировали новый виток разговоров про перспективы их подписания Владимиром Путиным. Надо сказать, что как только отечественный парламент начинает рассматривать очередной безумный закон, ущемляющий все на свете, кто-нибудь из экспертов непременно предположит, что он внесен с единственной целью — чтобы отец нации его с возмущением демонстративно отверг, встав на защиту прав граждан и здравого смысла. Ходили такие разговоры и нынче, а теперь, после выступления Людмилы Нарусовой, они только усилились. Дескать, уж она знает, в каком направлении дуют ветры с кремлевского холма!

Впрочем, в тот день голоса несогласных звучали не только в адрес тех, кому на представленные аргументы было глубоко плевать. По той простой причине, что за них давно все решили другие люди, которые не обязаны выслушивать ни Нарусову, ни Шульман. Представители интеллигенции не делали вид, что пытаются вразумить и направить на путь истинный вконец обезумившее начальство. Они просто продекларировали свою позицию. Как объяснил в комментарии для «The New Times» поэт и публицист Лев Рубинштейн, сделано это было из чисто «гигиенических» побуждений. Члены Ассоциации «Свободное слово», объединения «ПЭН-Москва» и Санкт-Петербургский ПЕН-клуб распространили открытое письмо с осуждением принятых Госдумой законов о фейковых новостях и об оскорблении власти. Эти законы, с их точки зрения, ведут к установлению в стране режима «прямой цензуры».

Учитывая, что оба эти закона дают чиновникам новые инструменты для подавления и удушения всего, что еще слабо трепещется в пределах любезного отечества, я бы тоже мечтал о том, чтобы Владимир Путин встал в позу и отказался их подписывать. Но давайте оставаться реалистами – они обзавелись очередными клещами. Будем думать, как от них уворачиваться.


Фото: 1. Россия. Москва. 10.03.2019. Митинг против изоляции рунета на проспекте Сахарова. Владимир Гердо/ТАСС
2. Наталья Демина

 












  • Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...

  • Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...

  • Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 МАРТА 2019
Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...
В СМИ
14 МАРТА 2019
Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...
В блогах
14 МАРТА 2019
Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.  
Ты меня уважаешь?
8 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла в окончательном, третьем чтении законы о наказании за оскорблениие государственных символов и институтов. Поправки внесены в статью 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Люди, которые писали эти поправки, были, видимо, настолько взволнованы, что оказались не в состоянии выразить свою мысль членораздельно. Судите сами. Наказание теперь наступает за «распространение в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». То есть будут наказывать за то, что оскорбили тех, кто проявил «явное неуважение к обществу, государству» и прочим органам?
Прямая речь
8 МАРТА 2019
Николай Сванидзе: Ещё один очень широкий шаг в направлении возвращения реальной цензуры и в то же время — понижения авторитета власти в стране.
В СМИ
8 МАРТА 2019
infox: Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства.
В блогах
8 МАРТА 2019
Ольга Романова: Умные юристы Руси Сидящей немедленно предложили не уважать государство неявно))). Второе предложение поступило из бухгалтерии - зацеловать до смерти.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». 
Прямая речь
28 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Это не страх. В Кремле вообще мало чего опасаются, там сидят очень уверенные в себе люди. Но это последовательное личное отношение.
В СМИ
28 ФЕВРАЛЯ 2019
"Новая газета": Правоохранители сказали, что у них появилась информация «о противоправной деятельности», они опрашивают присутствующих. Из офиса движения отпустили журналистов.