Церковь и государство
21 ноября 2018 г.
Прямая речь
5 СЕНТЯБРЯ 2018

Алексей Макаркинполитолог, заместитель директора Центра политических технологий:

Теоретически тут может быть три варианта. Первый вариант – заявления Варфоломея так и останутся заявлениями. Он будет демонстрировать своё главенство в православном мире, но не будет предпринимать ничего конкретного. Это самый маловероятный сейчас сценарий. Даже не потому что, сказав «А», надо сказать «Б», а потому, что это станет достаточно серьёзным ударом по имиджу самого Варфоломея. Получится, что он замахнулся на что-то очень большое, а потом у него ничего не получилось. Когда ты делаешь такие заявления, то подразумеваешь, что за ними последуют какие-то решения. И реакция Московского патриархата, выходящая за рамки обычной настороженности, куда более серьёзная, показывает, что решения возможны.

Второй вариант – предоставление автокефалии. Украинские источники называют самые близкие даты, некоторые из которых уже прошли без каких-либо перемен. Но исключать это всё равно невозможно. Другое дело – степень рисков. Провозглашение автокефалии означает прекращение канонического общения между Москвой и Константинополем, причём не на несколько месяцев, как было в 90-е годы из-за конфликта по поводу Эстонии, где до сих пор есть две юрисдикции, московское большинство и константинопольское меньшинство. Но тема Эстонии периферийна, хотя она была важна для Алексея II лично, так как он сам был из Эстонии. Тем не менее, там не очень много православных, и никто не собирался эстонской церкви давать автокефалию, так что конфликт удалось заморозить.

А тут ситуация совершенно иная. Провозглашение автокефалии станет колоссальным ударом по позициям Русской Православной Церкви и Патриарха Кирилла. Потому что эта автокефалия станет центром притяжения для многих священников и иерархов, входящих сейчас в Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата. Они не идут к Филарету, потому что он не каноничен. Но если у него будет каноническая структура, ещё поддерживаемая властями, то переходов станет весьма много. Будет борьба и за Киево-Печерскую Лавру, как за основной духовной центр православия в Украине. Это может стать очень драматичным расколом во всём православном мире. Причём если по эстонскому вопросу можно было договориться, то здесь договориться не удастся. Потому что автокефальная церковь будет постоянно претендовать на всё большее расширение за счёт Московского Патриархата.

Решится ли на это Варфоломей, зависит не только от рациональных аргументов, но и от психологии, от того, в каком настроении сейчас находится он и его ведущие митрополиты. И тут есть очень тревожный фактор – сообщение агентства Associated Press, что электронную почту иерархов Константинопольского Патриархата пытались взломать. В этом обвиняют Россию, то есть тех же самых людей, которые, по словам американцев, вмешивались в американские выборы. Это может стать негативным фактором для восприятия России и Московского Патриархата людьми, которые будут принимать решение об автокефалии. Но так как церковные люди обычно осторожны и сдержанны, то оценить сейчас их решительность сложно.

Есть и третий вариант. Это не одномоментное предложение автокефалии, а какой-то набор шагов в этом направлении. Например, воссоздание Киевской митрополии под эгидой Константинополя, и уже более медленное подтягивание под неё приходов и священнослужителей. Это процесс, который также вызовет сильное неприятие в Москве, но может быть повлечёт менее опасные последствия. Всё-таки это не автокефалия, митрополию не возглавляет патриарх, это зависимая от Константинополя структура. И часть православных может даже не пойти туда, задумавшись, нужна ли им такая зависимость. По какому из этих трёх вариантов будут развиваться события, станет понятно не позже октября.

Но есть ещё один момент, о котором сейчас мало говорят, хотя он достаточно серьёзный. Константинопольский патриархат не просто идёт в Украину как конкурент Московского. Он идёт как сила, объединяющая более либеральных православных. Только что они приняли решение разрешить второбрачие белого духовенства. Традиционно, если у священника умирает жена или она от него уходит, он не может вступить в брак второй раз и должен или оставаться неженатым, или идти в монастырь. Конечно, есть ещё нежелательные варианты ухода из Церкви со снятием сана или вступлением в брак без информирования руководства. Но Константинополь решил этот вопрос урегулировать в интересах священников, отказавшись от многовековой традиции.

Это одностороннее решение, потому что Московский патриархат был однозначно против. Таким образом, Константинополь показывает, что он готов идти навстречу человеческим интересам, а Москва будет консолидировать вокруг себя сторонников традиций, тех, кто воспринимает такие решения резко негативно. Для Москвы важным фактором является ещё и то, что в своё время второбрачие клериков защищали представители обновленческого раскола в 20-е годы, люди, тесно связанные с советской властью. Поэтому даже для либеральной части Московского Патриархата это решение не вполне приемлемо. Но отношения между Москвой и Константинополем всё равно будут конкурентными, вопрос только в степени этой конкуренции.







Прямая речь
12 ДЕКАБРЯ 2014

Борис Фаликов, религиовед:

В том, что православная церковь хочет помочь мигрантам, нет ничего плохого. Ватикан, к примеру, помогает им как только может. Папа Римский ездил даже в специальный лагерь для нелегальных мигрантов на острове в Средиземном море и сильно раскритиковал условия их содержания. В связи с чем и возникает вопрос: а как реально церковь может помочь приезжим? И ответ РПЦ на этот вопрос меня не убеждает.

В самом деле, какой смысл в том, чтобы издавать книжку, которая не столько даже описывает, сколько расписывает отечественную культуру. Предположим, какой-нибудь таджик-гастарбайтер возьмет ее почитать на досуге, хотя досуг у этих тяжело работающих людей вряд ли имеется. И что он там прочтет? Что русские люди очень верующие, а потому высоко нравственные? Что лучше не шуметь по ночам, потому что русские люди этого не любят? Что русские люди не терпят, когда деньги зарабатывают нечестно, потому что Бог не велит? И лучше не угрожать им в транспорте, потому что они могут обидеться? Все эти примеры приводятся в статье в «Известиях». Но неужели эта смесь банальностей с неким идеальным образом глубоко православной страны способна принести гипотетическому гастарбайтеру какую-то пользу?

Что не надо шуметь и ругаться в транспорте, он и так догадывается. А читая насчет идеальных русских, взгрустнет или, напротив, посмеется, в зависимости от настроения. Потому что, я уверен, в своей нелегкой жизни он сталкивается с отнюдь не идеальными русскими, а совсем наоборот. Которые и надуть норовят при расчетах, и взятки берут. И принуждают работать сверх меры. И избить могут за неправильный разрез глаз. То, что с этой суровой реальностью приезжим в Россию на заработки приходится сталкиваться, ни для кого не секрет. И какой смысл заниматься лакировкой действительности в книжке, которую к тому же вряд ли кто-то удосужится прочесть?

Между тем, на издание книги был потрачен некий президентский грант. И если РПЦ действительно хотела помочь приезжим, она могла бы потратить эти деньги с большей пользой. Например, создать центр, где мигрантам оказывали бы бесплатную юридическую помощь в случае притеснений, которые они терпят в далеко не идеальной России.















Прямая речь
23 ЯНВАРЯ 2015

Александр Верховский, правозащитник, директор Информационно-аналитического центра «СОВА»:

Естественно, патриарх не мог ничего сказать про Крым и Украину. Всё-таки с церковной точки зрения его позиция в таком вопросе должна быть сугубо пацифистской, за мир — и всё. У него не может быть никакого мнения на тему того, кто прав, кто виноват. Но в Думе такой взгляд было бы сложно обсуждать, хотя понятно, что церковь иного придерживаться не может. Однако если Кремль входит в положение и терпит ситуацию, что патриархия действия России на Украине никак не поддерживает, то депутаты, в силу своей меньшей ответственности, могут быть не столь деликатны и может произойти неприятная сцена.

По поводу значения для России Крыма в своём интервью ранее патриарх сказал, что, хотя историки могут спорить о том, действительно ли князь Владимир крестился в Крыму, в нашем историческом нарративе принято считать именно так. Конечно, это очень существенное снижение пафоса по сравнению со словами президента о Храмовой горе, но патриарх подтвердил, что Крым является особым местом для русского православия. При этом он подчеркнул, что в момент крещения Россия примкнула не к византийской, а к общеевропейской цивилизации, так как церковь ещё не была разделена. В общем, патриарх, естественно, не может полностью обойти этот вопрос, но в своих комментариях старается максимально дистанцироваться от линии власти.

Николай Митрохин, исследователь в Centre for Human Science (Вена):

В своём выступлении патриарх, во-первых, чётко расписался в собственном незнании российской истории, делая обзор эпох, которые проходила Россия. Что, впрочем, можно ожидать от человека, не имеющего законченного среднего образования. Во-вторых, он повторил перед парламентариями де-факто фашистскую доктрину в её оригинальном варианте. Он считает, что любая политическая дискуссия в стране должна быть снята, а оставлена только солидарность и сотрудничество партий ради какого-то умозрительного «единства народа». В рамках этих же фашистских тезисов 20-30-х годов он настаивает на важности таких действий, как борьба с абортами и возрождение казачества, что является анахронизмом, а главную цель работы депутатов усматривает в наращивании патриотизма. Этой же цели должна способствовать как помощь в возрождении казачества, так и расширение преподавания религий в школах.

Как и предсказывали многие эксперты, когда принималось положение о преподавании основ православной культуры в школах, РПЦ совершенно не собирается останавливаться на кратком ознакомительном курсе. В выступлении патриарха было чётко заявлено, что Московская патриархия хочет, чтобы религиозное образование присутствовало на всём протяжении обучения детей в школах и в вузах. Частью этого направления является также требование признать теологию реальной наукой. Тут патриарх Кирилл сослался на пример Запада, хотя во всех других случаях он Запад игнорирует.

Таким образом, глава церкви наметил те цели, осуществления которых патриархия будет добиваться от государства в ближайшие годы: приостановление большинства направлений развития ювенальной юстиции, увеличение объёмов преподавания религии в школе, увеличение государственного давления на женщин, собирающихся сделать аборт, а также борьба с современными компьютерными технологиями сбора данных, вроде ИНН. Всё это не новые пункты в программе Русской православной церкви, но приоритетные, на них будут настаивать и дальше, и с помощью сочувствующих парламентариев что-то, возможно, удастся продавить.

В общем и целом это было крайне консервативное выступление человека, который совершенно не собирается мириться с изменениями, происходящими в мире на протяжении последних 100 лет. В то же время это человек очень советский, чьи отсылки к образам трудового подвига комсомольцев на целине и БАМе понятны только людям со сходным советским опытом, не говоря уже о том, что сами эти образы совершенно не соответствуют действительности.

Другое дело — насколько выступление патриарха перед депутатами эффективно с общеполитической точки зрения. Понятно, что вопросы разработки и принятия всех важнейших законов определяются в Администрации президента, и то, проголосует ли нынешний или будущий состав Думы за эти инициативы, решается не самими депутатами. Так же понятно, что если Россия останется без Путина, все эти действия потеряют какой-либо смысл. Так что в целом выступление патриарха Кирилла было чисто символическим пиаровским жестом, который не приведёт ни к каким значимым последствиям.

Прямая речь
10 ФЕВРАЛЯ 2015

Борис Фаликов, религиовед:

Дело сотрудника Отдела внешних церковных связей Евгения Петрина, арестованного за госизмену и заявившего, что он работал на ФСБ и его оклеветали, мало похоже на обычный шпионский скандал. Скорее оно похоже на сатирический роман о работе спецслужб, жанр нынче вполне распространенный. На русском языке он неплохо представлен романами Михаила Любимова и Романа Арбитмана. В самом деле, сотрудник ОВЦС, публично объявляющий о том, что он разоблачил преступный заговор внутри РПЦ, нити которого ведут в США и на Украину, да и сам не то служил, не то служит в ФСБ (бывших сексотов, как известно, не бывает), а потом пал жертвой своих коллег — это какая-то пародия на шпионские истории. И относиться к ней без смеха трудно.

Однако из всего этого фарса можно сделать два вполне серьезных вывода. Во-первых, уровень непрофессионализма отечественной контрразведки зашкаливает. То, что такого малоадекватного человека, как Петрин, могли использовать для оперативной работы, прямое тому свидетельство. Впрочем, от спецслужбы, которая пытается обвинить в госизмене многодетную мать, случайно услышавшую в транспорте чьи-то разговоры, трудно ожидать чего-то еще.

Во-вторых, связь между РПЦ и ФСБ становится абсолютно очевидна. Врет Петрин или не врет, тут неважно. Важно, что его случай подтверждает, что ОВЦС и ФСБ — это прямо-таки сообщающиеся сосуды. Не то чтобы мы раньше об этом не подозревали, но эту связь принято было как-то камуфлировать. Больше — нет.

Прямая речь
30 МАРТА 2015

Борис Фаликов, религиовед:

Легко быть провидцем, наблюдая прошлое из настоящего. Но мне стало ясно стратегическое направление удара по «Тангейзеру» (трудно удержаться от использования военной терминологии, когда речь идет о такой яростной «культурной войне»), когда я прочел речь архимандрита Тихона (Шевкунова) на общественном обсуждении новосибирской истории, которые провело Министерство культуры еще 13 марта. Пафос речи архимандрита сводился к следующему: мы, православные, народ тихий и смиренный, нас каждый обидеть может (правда, тут же приводились слова Иоанна Златоуста, призывающие смиренных христиан бить морду обидчикам – «ударь его по лицу, сокруши уста его, освяти руку твою ударом»), но куда смотрит государство? А конкретно Министерство культуры, которое дает деньги на всякие антиправославные выпады. «Тем большая ответственность теперь ложится на тех, кто определяет направления сегодняшней российской культуры, кто принимает решения, какими должны быть поддерживаемые государством проекты», заявил архимандрит. И какими они должны быть, было ясно без слов.

Ничего нового Шевкунов не сказал, а просто напомнил властям предержащим об условиях «симфонии», которую не первый год исполняет на пару с ними РПЦ. Под этим богословским термином, извлеченным из византийского прошлого, в РПЦ понимают обмен всевозможных благ и привилегий на религиозную легитимацию нынешней власти. Церковь свою часть сделки выполняет исправно и ждет того же от властей.

Министр Мединский с готовностью услышал церковное напоминание, и вот непослушный директор Мездрич уволен, а на его место назначен персонаж, который на том же заседании бил себя в грудь и говорил, что подобных безобразий никогда не допустил бы. И, понятное дело, не допустит.

Благодарный ответ РПЦ не заставил себя ждать, более того чуть ли не опередил весть об увольнении Мездрича. Новосибирские «оскорбленные верующие» провели молитвенное стояние, которое гораздо больше походило на политический митинг. На нем мало говорилось о «кощунственном Тангейзере», зато много о том, как православные Новосибирска одобряют и поддерживают все деяния любимого президента и его борьбу с врагами, как в отечестве, так и далеко за его пределами. Вот так «симфонией» ударили по опере.

Прямая речь
27 МАЯ 2015

Александр Верховский, правозащитник, руководитель Информационно-аналитического центра «СОВА»:

Скорее всего эта инициатива сама собой рассосётся просто потому, что ввести какой-то дополнительный курс в школьную программу очень трудно. Там ограниченное количество часов, и чтобы что-то добавить, надо что-то выкинуть. Сказать что-то конкретное об этом курсе довольно сложно, не зная, что именно представляет из себя учебник и как прошла апробация курса в тех областях, где она была. Но на самом деле влияние церкви на семейную сферу в России совершенно минимально. При всём уважении к церкви как к институту граждане, за исключением очень маленькой группы воцерковлённых, не очень оглядываются на её мнение в этом вопросе.

Непонятно, что по этой теме можно растягивать на целый курс. Когда-то что-то подобное уже было, правда, без всякой связи с церковью. Тогда сосредотачивались на психологической подготовке мальчиков и девочек к семейной жизни, а также на бытовых навыках. Но сейчас, скорее всего, это будет несколько иначе, с какими-то темами, посвящёнными нравственности, хотя, как это выглядит на деле, пока непонятно.

Роман Лункин, ст. науч. сотр. Института Европы РАН:


Инициатива отца Дмитрия Смирнова о введении нового школьного курса выглядит вполне обоснованно. Моральный уровень общества невысок, число абортов не уменьшается, Госдума РФ и правительство отказываются принимать законопроекты о поддержке семейных ценностей. Сам отец Дмитрий Смирнов с 1990-х годов одним из первых начал просветительскую работу по борьбе с абортами в школах, вузах — везде, где можно. Но общество осталось глухо к этому. В 2010-2011 годах патриарх Кирилл предлагал целый ряд инициатив по поддержке семьи, но лишь кое-где распространилась практика беседы женщины с психологом перед абортом.

Недавнее предложение Елены Мизулиной вывести аборты из системы Обязательного медицинского страхования в русле тех же инициатив патриарха, но даже эти идеи Валентина Матвиенко назвала экстремистскими. 

В такой ситуации церкви естественно предлагать курс «Нравственные основы семейной жизни». Однако возникает масса вопросов.

А что, о нравственности не рассказывают на уроках по «Основам православной культуры»? Кто будет преподавать предмет и как? Будет ли курс снова контролироваться церковью, если учебники предлагаются, опять же, православные? 

Не в силах привлечь к себе широкие массы населения, Церковь, увы, постоянно предлагает суррогаты: суррогат общинной работы, суррогат семейного православного воспитания. То есть если человека трудно завлечь в храм, то пусть хотя бы его дети в школе «изучают нравственность». Но те, кто «изучает нравственность», совсем необязательно придут в церковь, и с чего бы им приходить, если нравственность они уже изучили, а дружной полноценной общины с многодетными семьями в приходе нет (или она для «своих»). В конце концов, можно быть нравственным и без веры в Бога.

Впрочем, церковное развитие последних лет уже приводит к хорошим миссионерским результатам во многих приходах и новых епархиях. И если простые люди худо-бедно усваивают евангельские правила, то есть одна категория, которая с ходу отвергает любые нравственные притязания Церкви — большинство депутатов Госдумы и члены правительства, фиктивно или реально разведенные или «сведенные». Именно для них актуальны «Нравственные основы семейной жизни».

 

Прямая речь
10 ИЮНЯ 2015

Сергей Филатов, религиовед:

Если посмотреть, как развивались отношения католической церкви и российской власти и Московской патриархии на протяжении последних 20 лет, то мы увидим, что сначала была эйфория и любовь ко всем религиям в русском обществе времен перестройки, потом здесь наметился рост национализма, недоверия и неприязни, и все закончилось серьезным конфликтом 2002 года, когда был выслан десяток наиболее активных католических священнослужителей и власть наложила массу ограничений на жизнь католиков. Было ли заметно возмущение, публичное осуждение этих действий со стороны Римско-католической церкви? Ровным счетом никаких. Церковь приняла как данность все эти ограничения и сама склонилась к политике сдержанности. Смена архиепископа Кондрусевича на Паоло Пецци — это смена политики активного возрождения католической церкви на медленное поступательное развитие приходов под контролем и с принятием всех ограничений, которые на них накладывают. Эта ситуация напоминает то, что бывало при самых разных диктатурах в каком-нибудь Тайланде или Бирме — церковь нужно сохранить, пользуясь для работы теми возможностями, которые есть. Тем более что католическая церковь хочет сохранить отношения с Русской православной церковью по целому ряду идеологических соображений, а не только следуя интересам своих епархий.

Теперь перейдем к личности самого папы Франциска. Это папа, который едва ли не первым осознает, что та идеология, которая на протяжении многих лет связывала церковь с Западом, оказывается подорванной. Да, они сторонники демократии, но демократии образца тридцатилетней давности. Отношение к ЛГБТ-сообществу, ограничение присутствия церкви в публичной сфере, естественно, не могут им нравиться, поэтому сейчас возникает некоторая дистанция по отношению к тому представлению о правах человека, которое разделяет политический мейнстрим и общественное мнение Европы и Северной Америки. Кроме того, не будем забывать, что папа Франциск — итальянец из Латинской Америки, и в его отношении к «американскому империализму» есть свои обертона: если американец русско-украинский конфликт воспринимает как подавление бедной маленькой Украины большим и сильным наследником Советского Союза, та Папа, так же от души, может не принимать давления США, навязывающих свои нормы. Все это позволяет Папе держать дистанцию, делает его не то чтобы абсолютно беспристрастным, но лишенным эмоциональной связи и с той, и с другой стороной. Что, возможно, усилит его позиции как посредника в каких-то важных вопросах.

Многие эксперты предрекали, что на встрече обязательно будет затронута тема отношений с украинскими греко-католиками. Распространено мнение, что Украинская греко-католическая церковь — это сила, которая в первую очередь влияет на Ватикан. На самом деле это такой анфан террибль, который Ватикану немало досаждает. Достаточно сказать, что они главу своей церкви называют патриархом — и многие уже пишут «патриарх», ориентируясь на украинские источники, — хотя Ватикан никогда его патриархом не назовет. Если посмотреть на ситуацию в Галичине, где греко-католики, или униаты, в большинстве, то Ватикану там очень тяжело: часто присланные из Западной Европы украинцы, которых назначают на какие-то видные церковные должности, сталкиваются с полной обструкцией и не могут работать, местные власти вместе с местной общественностью заставляют их убраться, потому что они ничего сделать не могут, и навязывают людей, которые, с точки зрения Ватикана, и по моральным, и по образовательным, и по идейным соображениям, ну, никак не могут занимать видные посты. В общем, это такая самостийная, недисциплинированная культура, которая плохо отвечает интересам Ватикана, и желание поддерживать их в каждом шаге у Святого престола совершенно отсутствует.

Все это делает Ватикан силой, которая признает в чем-то правоту Путина, в чем-то правоту украинской власти — то есть силой, которая может способствовать некоторому примирению. С другой стороны, не нужно преувеличивать симпатии Франциска к Путину. Через своих информаторов Папа прекрасно осведомлен, что наша страна страдает от безмерной коррупции, с которой он великий борец, и так далее. В основе он, конечно, человек западных ценностей, который, однако, может быть вне непосредственных представлений, интересов и политических доктрин, которые разделяют правящие круги ведущих стран Запада..

Прямая речь
24 ИЮНЯ 2015

Екатерина Вялых, жительница района:

Я против строительства в нашем парке, потому что лично для меня это память детства, будучи маленькой, я лазала по этим яблоням и кушала зеленые яблоки, став старше, ходила на свидания в этом парке. Выйдя замуж и родив детей, я гуляю с ними в этом парке, старшая катается на самокате и велосипеде, а младший только тут может спокойно уснуть в коляске, не под шум и грохот машин, а в тихом месте под кронами столетних сосен и берез. Я против того, что бы отдать важную часть нашей жизни под храм, которых и без того много в нашем районе, и который можно поставить в другом более приемлемом месте.

 

Алексей Чернядьев, житель района:

Всё что мы хотим — только соблюдения закона Российской Федерации. Не нужно делить нас на верующих — неверующих, за храм — против храма. Не нужно раскалывать и без того поляризированное общество. Нам нужно только соблюдение закона, который запрещает любое строительство в парковых зонах. Это наш парк, и это мнение жителей района. Ни один из сторонников строительства не проживает даже в километре от парка «Торфянка», однако решает за нас, что для нас хорошо, а что нет. Это должны решать мы, и только мы.

Николай Митрохин, исследователь в Centre for Human Science (Вена):

«Сорок сороков» — это боевая группировка, созданная где-то в районе 2013 года при Новоспасском монастыре. Возглавляет её человек по имени Андрей Кормухин, брат бывшей рок-певицы Ольги Кормухиной. Сам он называет себя композитором, хотя до 2010 никакой публичной биографии у него нет. У него есть какая-то группа, состоящая из двух десятков боксёров и бывших боксёров, вместе с которыми он по запросам священников или Новоспасского монастыря, активно работающего в направлении создания молодёжных боевых отрядов такого рода, выезжает организовывать силовое прикрытие строительству новых храмов, охрану площадок и так далее. Его группировка, видимо, также частично связана с небольшой бандой скинхедов, выступающей под название «Молот», и вообще с праворадикалами. В частности, среди них есть бывший член «Фратрии», ультрас «Спартака», по имени Иван Катанаев.

На страницах «ВКонтакте» идеология группы «Сорок сороков» излагается достаточно открыто, это типичное для Москвы образование: милитаризованная группа, выступающая как православные патриоты, поддерживающая Новороссию, при этом использующая цвета и эмблемы из смеси германского нацизма с русским. Чёрно-белая красная палитра, отсылки к неоязыческой и неонацистской мифологии.

В одном интервью Кормухин прямо сказал, что «спасаться надо бандой», и его банда представляет некоторую опасность для отдельно взятых гражданских активистов. Но в случае относительно массовых протестов, собирающих хотя бы несколько десятков человек, они вряд ли будут очень эффективны.

Русская православная церковь любит создавать подобные группы, потому что удобно использовать боевиков для решения каких-то конфликтов вроде захвата земли. Это даёт духовенству чувство защищённости, а духовенство довольно серьезно опасается возможных проблем разного рода, того, что кто-то может на них напасть.

Оценить искренность членов «Сорока сороков» сложно, понятно, что никто прямо не говорит, что он работает за деньги. Но вряд ли у бывших боксёров есть много свободного времени для того, чтобы просто ходить по периметру церквей. Кормухин представляет свою бригаду как профессиональных боксёров. Поэтому можно предположить, что их деятельность как-то финансируется, тем более что Новоспасский монастырь достаточно богатый. Вполне возможно, что заказы поступают от благочинных разных районов, также людей не бедных, которые, как правило, и являются инициаторами захвата новой территории. Так что в значительной степени это оплаченное мероприятие.

Сам Кормухин и энтузиаст, и бизнесмен одновременно. Известно, что он владелец ООО «Аногри» с 1995 года. Раньше эта компания занималась «уборкой территории и аналогичной деятельностью», проще говоря, он владел водовозкой для откачки сточных вод. Но с недавних пор «Аногри» занимается декоративным садоводством. Можно предположить, что Кормухин, как и другие руководители православных общественных организаций для защиты храмов, таким образом борется за получение контрактов по озеленению участков вокруг церкви. Что касается его окружения, то, судя по материалам в Интернете, два-три человека вокруг него — идейные, остальные действуют скорее за плату.

Прямая речь
6 ИЮЛЯ 2015

Борис Кнорре, религиовед:

Насилие для религии вообще свойственно, православие тут не исключение. Можно вспомнить ещё Византию и Кирилла Александрийского, монахи из окружения которого, известные как параболаны, устраивали настоящие побоища. Поскольку религия приносит с собой древнюю, по крайней мере, двухтысячелетнюю традицию, с ней привносится и тот элемент насилия и непосредственности, который был в архаическом обществе. Всё взаимосвязано: если религия транслирует какие-то древние культурные архетипы, она не может не привносить и какие-то культурные особенности.

Но в православии сегодня наблюдается ещё и такой феномен, как неприятие культуры алгоритмического и рационализаторского планирования жизни, опосредованного взаимодействия между людьми с помощью разных институтов. Мир движется ко всё более и более регулируемой системе, в которой, на мой взгляд, человек отнюдь не всегда обеспечен свободой. В православии люди находят «отдушину» от такой алгоритмизации и связанным с ним отчуждением. В результате они готовы решать проблемы, скажем так, прямым путём.

Отец Дмитрий Смирнов мог позвонить в полицию или в другие органы, регламентирующие уровень допустимой громкости звука на улице. Но понятно, что проблема не была бы решена сразу, началась бы дискуссия, были бы вопросы. А я ещё на Рождественских чтениях в 1998 году заметил, что для православных верующих ближе путь непосредственного воздействия на причиняемые им неудобства.

При этом отец Дмитрий Смирнов — отнюдь не маргинал. Стоит отдать ему должное, он ведёт себя смелее многих, готов подставляться и делает вещи, которые другие священника делать бояться. Но он ведет себя так, в том числе, ради пиара, потому что в православной среде этот поступок вызовет, в основном, одобрение. Хотя мало кто сам готов на такое пойти, так как священники в основном — люди запуганные, но это не означает, что у них нет такого желания. Я неоднократно натыкался на ситуации, когда священнослужители выступали за самосуд, и иногда он бывает даже оправдан, когда речь идёт о действительно серьёзных нарушениях, а полиция бездействует.

Впрочем, о. Дмитрий понимает, что со стороны его архиерея не последует никаких санкций, так же как и со стороны государственной власти — отец протоиерей имеет определённое влияние и связи в государственных органах. Недавно он резко высказался против Сталина, заявив, что тот был гораздо хуже Гитлера. Многие в православной среде встретили эти его слова критически, обвиняя в отсутствии патриотизма. Возможно, этим своим поступком он как раз хотел показать, что остаётся «своим» и даже может решиться на то, на что другие не решаются.

Дело тут не только в Смирнове, и даже не только в православии, а во всём нашем обществе. Насилие становится модным, оно уже давно допустимо, и не надо далеко ходить, чтобы нарваться на какие-то случаи. Церковь естественно перенимает среднестатистические культурные традиции общества.

Если разделять священников на приверженцев парадигмы, насилие допускающей, и тех, кто насилие не допускает, а является приверженцем культурных и исключительно цивилизованных мер воздействия, то вторая группа составит четверть или треть от всех священнослужителей. Большинство готовы принять насилие в тех или иных случаях.

Надо понимать, что церковь в течение 70 лет вообще не имела возможности воспитывать в себе культуру взаимодействия с обществом. У неё нет механизмов влияния на общество путём культурного воздействия. Если говорить языком Эриха Фромма, разделявшего понятия Власти и Силы, под которой он подразумевал не насилие, а внутреннюю силу, то Церковь соблазняется именно Властью. Вместо того чтобы ждать, пока удастся решить проблему воздействием внутренней Силы, она склоняется к тому, чтобы применить Власть. Это свидетельствует о том, что внутренней силы недостаточно.

Прямая речь
29 ИЮЛЯ 2015

Никита Соколов, историк:

Собственно, называть это праздником довольно странно. Это день памяти великого князя, хотя он уже перестал быть строго церковным торжеством, так как на него накрутили совершенно новые смыслы. Причём как историк я должен сказать, что любая нация может выбрать себе любой символ, в который потом можно «надышать» разных смыслов. О князе Владимире возможно говорить, например, в духе его жития, как о чудовищном блуднике и кровопийце, который потом, приняв христианство, сделался смиренен и кроток. Но сейчас в него будут напихиваться иные смыслы. Будут вспоминать, что Владимир восстановил дань над теми племенами, которые отвалились от Киева во времена той смуты, что он восстановил государственную целостность.

Самая показательная в этом плане история — установка памятника князю в Москве. Это очень интересно, потому что понятно, что памятника Владимиру Святославовичу в полном смысле этого слова в Москве быть не может: он тут никогда не бывал и никак не связан с этим городом. Надо различать памятник и монументальную пропаганду. Памятник может быть Ленину на Финском вокзале, там он отмечает событие как минимум важное в истории страны. А памятник Ленину в Липецке, где он никогда не бывал — это капище языческой религии.

И в Москве хотят поставить не памятник, а именно такое капище, элемент новой религии. Хотелось бы понять, какой, потому что, по всей видимости, это весьма далеко от христианства, потому что христиане в качестве предметов, служащих памятованию святых, ставят храмы, а не бронзовых истуканов. Из чего следует заключить, что это капище совершенно светского культа, и даже можно понять какого. Речь идёт о соперничестве с Украиной за наследство Древней Руси, причём соперничество самое вульгарное, в рамках которого идёт борьба «с нулевой суммой». Мы видим не обмен знанием, которое, если им поделиться, у всех прибыло, но ни у кого не убыло, а делёжку, похожую на делёжку пирога: если кто-то съел, то другим не осталось. А это совершенно не современный способ делить культурно-историческое наследие.

Позавчера на круглом столе, которой собрался в Московском доме архитектора для обсуждения вопроса о памятнике Владимиру Святому на Боровицкой площади, архитекторы были обеспокоены художественной стороной вопросы, а археологи – тем, что в этом месте не раскопан культурный слой, который может быть повреждён. На что господин Никифоров, начальник научного отдела российского Военно-исторического общества, заявил, что это совершенно неважно, потому что всё затевается для того, чтобы доказать, я цитирую, что «начало русской истории не является собственностью страны Ближнего зарубежья». То есть вся история с князем Владимиром происходит в украинском контексте, и это чрезвычайно недальновидно. Потому что речь идёт о зоне охраны Кремля, внесённой в список ЮНЕСКО, и установка памятника будет означать разрушение естественной московской исторической среды за счёт привнесения в неё абсолютно чужеродного элемента.

Андрей Зубовисторик, религиовед:

Внимание к князю Владимиру и его почитание — давняя русская традиция. Достаточно вспомнить, сколько до революции было Князь-Владимирских соборов. В любой стране почитают того, кто заложил основы традиций и культуры, в которой люди живут. Безусловно, для Древней Руси и трёх стран, возникших на её основе, то есть Белоруссии, Украины и России, таким культурным основателем является именно князь Владимир. Понятно, что он не сам всё сделал, но воля правителя в то время много значила. Как и крещение Скандинавии Олафом Святым на пять лет позже, эти события — важные моменты в истории государств.

Стоит заметить, что даже сам древнерусский язык во многом является результатом синтеза, осуществлённого благодаря князю Владимиру. Потому что принятие христианства в его восточной версии, на родном языке, привело к тому, что многочисленные языки целого конгломерата народов — славянские, балтийские, угро-финские и, конечно, скандинавские языки самих варягов, к котором принадлежал Владимир (Вольдемар) — соединились в одном общем языке, на котором велось богослужение и были написаны церковные книги. Благодаря этому общим языком для всего огромного многоязыкового пространства стал именно славянский язык, на основе которого постепенно сформировался единый народ, после XV века разделившийся на великорусов, малорусов и белорусов.

Именно благодаря этому князь Владимир почитается всеми странами древнерусского корня. Почему это вспомнили сейчас? Во-первых, потому, что закончился период коммунистического атеизма и все эти вопросы стали актуальны для общества и Украины, и России, и Белоруссии. Во-вторых, потому что князь Владимир является ангелом-покровителем Владимира Владимировича Путина. Фактически вчера отмечали то, что в дореволюционный период называлось тезоименитство. Хорошо это или плохо — другой вопрос, на мой взгляд, это достаточно смешно.

При этом надо иметь в виду, что пронёсшаяся эпоха насильственного атеизма с уничтожением огромного числа культурных людей, в том числе людей Церкви, имела свои последствия в виде полного одичания народа. И в этой дикости мы пребываем до сих пор, нахватать каких-то внешних знаний удалось, но никакой системной культуры по-прежнему нет. Надо помнить, что до революции простой народ только-только начинал становиться грамотным. И весь последующий период был тем временем, когда надо было много учиться, а сейчас учиться надо ещё больше.

Большинство людей у нас не понимают ничего, кроме самых простых инстинктов, вызванных физиологией. Это все понимают хорошо, но культурные вещи — нет. Их считают идеологией, чем-то внешним. В России нет таких искренних празднований, которые могут быть в Италии, Франции или Испании в связи со святыми покровителями. Народ отвык от такого, хотя до революции всё было. И почитание князя Владимира в этом смысле является тем, что постепенно должно возвращаться, потому что если мы не уважаем собственные культурные корни, то постепенно их утрачиваем.

 

 

Прямая речь
16 АВГУСТА 2015

Никита Кривошеин:

Агенству знакомств: стоит познакомить, а там, думаю, недалеко и до ЗАГСа, блондинку Александру Шевченко (фюрера группы «Фемен») и Димитрия Цорионова, главного охранителя искусства и культуры.

Шевченко начала трудовую жизнь со спиливания распятия в Киеве, осквернения Рождества в церкви Святой Магдалины в Париже, «соблазнением» президента Путина и патриарха Кирилла — бросаясь на них голой. Подвиги Энтео на ниве живописи и ваяния россиянам вполне известны.

Богоборка и интегрист будут сосуществовать в мире. Можно ручаться, что их потомки станут убеждёнными сторонниками принципа светского государства.

Раколошмаченные произведения искусства — протокол на скорую руку и гуляй... Зато на свежеподкрашенного идола вождя мирового пролетариата не то что покусись, а посмотри криво — и в каталажку за вандализм и извращение нашей общей единой истории!






  • Николай Сванидзе: Думаю, что это такой реверанс в сторону Русской православной церкви, то есть в сторону нашего официоза.

  • РИА "Новости": В Русской православной церкви поддерживают предложение ректора Московского университета Виктора Садовничего о факультативном изучении в школах церковнославянского языка

  • Юрий Агапов: Уверен, что нет такой Линии партии и правительства-изучать церковнославянский язык. Это лизоблюдская самодеятельность едросса...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ректор МГУ предложил школьникам учить церковно-славянский
9 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Надеюсь, что предложение ректора МГУ Виктора Садовничего ввести в школьную программу изучение церковнославянского языка останется фактом его биографии и не обернется очередным глумлением над российской школой и миллионами ее обитателей. Но современная Россия дает столь изумительные примеры в области принятия решений, что со всякими прогнозами в отношении судьбы дивной инициативы ректора МГУ следует решительно погодить. Тем более что у этой инициативы есть мощные лоббистские ресурсы. 
Прямая речь
9 НОЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Думаю, что это такой реверанс в сторону Русской православной церкви, то есть в сторону нашего официоза.
В СМИ
9 НОЯБРЯ 2018
РИА "Новости": В Русской православной церкви поддерживают предложение ректора Московского университета Виктора Садовничего о факультативном изучении в школах церковнославянского языка
В блогах
9 НОЯБРЯ 2018
Юрий Агапов: Уверен, что нет такой Линии партии и правительства-изучать церковнославянский язык. Это лизоблюдская самодеятельность едросса...
Конструирование русского человека в массмедиа. Исследование аналитического центра «СТОЛ.КОМ»
25 ОКТЯБРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Кто живет на территории России: человек советский, человек постсоветский, граждане России или русский народ? Спор об этом продолжается в публичной сфере, и его подогревает не просто поиск самоназвания, а различие в подходах к проектам консолидации российского общества. «Русский мир» или «гражданская нация»? Национальное государство или империя? Этим темам был посвящен круглый стол, состоявшийся в середине октября в Meeting point на Охотном ряду, который был организован аналитическим центром «СТОЛ.КОМ». Разговор завели не на пустом месте – по инициативе аналитического центра с начала этого года в течение семи месяцев проводилось исследование массмедиа, которое ставило своей целью проследить содержательное наполнение понятия «русский человек».
На пороге новых религиозных войн
22 ОКТЯБРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Безумие нашей жизни докатилось до вероятности религиозной войны. Поэтому, пусть верующие меня простят, но раз они влезают и портят нашу жизнь (война — это безусловая порча жизни), то нам, неверующим, тоже приходится влезать в их «епархию» и размышлять о догматах веры. Хотя суть проблемы, конечно, далеко не в вере. Вера, как водится, лишь прицеплена последним вагоном к политике.  Так было в 1054 году, когда пришел срок дораспасться религиозному институту бывшей империи по странным на взгляд современного человека поводам — добавление Filioque в Символ веры и употребление опресноков?
Украинский томос: «зрада» или «перемога»?
15 ОКТЯБРЯ 2018 // ИННА БУЛКИНА
Коль скоро российские политики, российские журналисты и их читатели привыкли рассматривать все происходящее в/на Украине не просто как близкососедские проблемы или нечто, имеющее непосредственное касательство к России, но как внутреннее дело России, проблема с томосом комментируется исключительно как проблема Московского патриархата и шире — проблема Русского мира, его границ, его дальнейшей судьбы и т.д. В этом, безусловно, есть смысл и есть правда, но стоит напомнить, что внутренние дела Украины из Киева выглядят совершенно иначе, и украинские комментарии к последним событиям достаточно разноречивы, носят, похоже, в гораздо большей степени светский характер, и исходят, главным образом, из местной повестки.
Варфоломей дает томос и получает анафему
12 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Митрополит Галльский Эммануил, представитель Вселенского патриархата, объявил о решении Синода о продолжении процедуры предоставления Украинской церкви томоса об автокефалии. С этой целью Синод Вселенского патриархата восстановил свою ставропигию (прямое управление) в Киеве, рассмотрел апелляции глав УПЦ КП Филарета (Денисенко) и УАПЦ Макария (Малетича) и восстановил их в священническом сане, то есть снял анафемы, наложенные Московским патриархатом. Кроме того, Синод признал незаконной аннексию Киевской митрополии Константинопольского патриархата Русской православной церковью в 1686 году и предостерег от незаконного захвата церквей и монастырей в Украине вследствие своих решений.
Прямая речь
12 ОКТЯБРЯ 2018
Сакен Аймурзаев: Признание недействительными анафем Филарету и Макарию. Это очень важно. С сегодняшнего дня оба лидера православных общин — канонические епископы.
В СМИ
12 ОКТЯБРЯ 2018
ТАСС: Константинопольский патриархат объявил о решении снять анафему с глав двух неканонических церквей на Украине - Филарета из Киевского патриархата и Макария из Украинской автокефальной церкви.