Что делать?
18 апреля 2019 г.
Польское жертвоприношение

ТАСС

Люстрация — lustratio — в переводе с латыни буквально означает «очищение посредством жертвоприношения». С конца 80-х годов это слово зазвучало подобно гонгу на всем посткоммунистическом пространстве стран Восточной Европы. Люстрация понималась как чистка — необходимость убрать из силовых и управленческих органов всех, кто сотрудничал с прежним КГБ, а также был причастен к нарушениям прав и свобод во времена коммунистического правления. Однако технология и идеология люстрации явилась огромной проблемой. В Польше она остается предметом дискуссий до сих пор — хотя, казалось бы, за 30 лет должна была утратить свою актуальность по чисто демографическим причинам.

В Польше коммунистический режим уходил мягко и бескровно, можно сказать, по-джентльменски. В 1989 году на фоне общенациональной забастовки власть села за стол переговоров с представителями «Солидарности» во главе с Лехом Валенсой. Обе стороны пришли к соглашению о проведении парламентских выборов — и польские граждане единодушно проголосовали за «Солидарность». В результате было сформировано новое демократическое правительство, во главе которого встал Тадеуш Мазовецкий. С коммунистическим режимом было покончено.

Сам Мазовецкий был против люстрации. Вступая в должность, он говорил о том, что «следует подвести жирную черту под прошлым». Но уже тогда не все были согласны с новым премьером. Прокуратура по собственной инициативе начала внутриведомственные проверки своих сотрудников — и тут же лишились работы 10% рядовых прокуроров, а Генеральная прокуратура сократилась на треть. 

Однако внятно сформулированного отношения к люстрации на государственном уровне не было. В апреле 1990 года польский парламент упразднил политическую полицию — Службу безопасности — и создал в структуре МВД гражданскую спецслужбу — Управление охраны государства. Чтобы продолжить работу, бывшим сотрудникам Службы безопасности следовало пройти так называемую верификацию. Создавались специальные верификационные комиссии —  из числа депутатов, сенаторов, юристов, представителей полиции, а также членов «Солидарности». Комиссии проверяли соискателей на предмет их причастности к нарушениям прав человека и участия в противоправных действиях.  Верификация была добровольной — из 24 тыс. бывших сотрудников Службы безопасности ее решились пройти 14,5 тыс. человек. Из них 8 тыс. были приняты на работу в МВД и около 4-х — в Управление охраны государства. Остальные пополнили собой частные охранные агентства. Так на практике произошла чистка в рядах силовиков.

В декабре 1990-го  лидер «Солидарности» Лех Валенса победил на президентских выборах и стал первым президентом свободной Польши. Далее состоялись выборы в парламент, и было сформировано новое правительство. Теперь премьером стал Ян Ольшевский — горячий сторонник более радикальной декоммунизации. С его легкой руки был принят первый документ о чистках — еще не закон, но Резолюция о люстрации. От министра внутренних дел потребовали раскрыть информацию  о сотрудничестве теперь уже не силовиков, а представителей новой польской элиты с бывшей Службой безопасности. Материалом для расследования должны были служить архивы этой самой службы.

Раскрытая информация оказалась бомбой. В прессу просочился список из 64-х имен депутатов, сенаторов и высокопоставленных чиновников. И что самое поразительное — в этом списке оказался и Лех Валенса, действующий президент, лидер и основатель «Солидарности», бесстрашный борец за свободную Польшу, лауреат Нобелевской премии мира 1983 года. Сам Валенса свое сотрудничество со спецслужбами отрицал и отрицает до сих пор. Хотя сегодня в польском Институте национальной памяти (ИНП) хранятся в открытом доступе документы 70-х годов — письменное согласие Валенсы на работу осведомителем под псевдонимом «Болек» и расписки в получении денег, за эту самую работу.

И вот тут мы подходим к самому неоднозначному моменту в проблеме люстрации. Знаменитый польский экономист и последовательный диссидент Адам Михник не случайно является сегодня ее горячим противником. Его остроумный аргумент: для разоблачения осведомителей спецслужб используются архивы этих самых служб — допустимо ли это? Разве не могли коварные кагэбэшники намеренно создавать фейковые документы, чтобы скомпрометировать в будущем своих опасных противников? Или даже не фейковые — а просто грязные и вырванные из контекста. Михник рассказывает: как-то и он получил доступ к некоторым архивам, увидел фотографию — некий заезжий японец в польском гостиничном номере с проституткой. И тут Михник решил для себя: все архивы должны быть закрыты минимум на 50 лет, пока не уйдут в лучший мир все без исключения участники минувших событий.

Лех Валенса после разоблачительных новостей сохранил президентский пост (он проиграет выборы позже) — в том числе и потому, что как такового закона о люстрации по-прежнему не было. Хотя сама идея люстрации продолжала будоражить умы: в течение 1992 года польский сейм обсуждал шесть (!!) законопроектов на эту тему — но так и не пришел к единому решению. Политические страсти понемногу вытеснялись экономическими проблемами — вхождение в зону свободного рынка тяжело давалось польским гражданам. Люди беднели, разочаровывались в новой власти, роптали — и на выборах 1995 года Валенса проиграл. Новым президентом Польши стал Александр Квасьневский, бывший член компартии и министр по делам молодежи при коммунистах.

Квасьневский был популярен (лозунг его президентской кампании — «Польша для всех»), он вел (и привел) свою страну в ЕС и в НАТО, экономическое положение, особенно в сельском хозяйстве, постепенно улучшалось. Во второй половине 90-х школьная учительница из Кракова могла спокойно отдохнуть с двумя детьми в Турции — среди российских отдыхающих по системе «все включено» учителей тогда не наблюдалось.  И на волне своей популярности Квасьневский сам инициировал принятие полноценного закона о люстрации. Злые языки говорили, что он делает это, чтобы не был принят более радикальный закон — в случае прихода к власти оппозиции. Так или иначе, но закон заработал — с 1997 года. Да, неожиданно мягкий — но он действует до сих пор. Так же, как специальный люстрационный суд и Бюро уполномоченного по общественным интересам. 

По закону о люстрации проверке на сомнительное прошлое стали подлежать все высшие должностные лица — министры, депутаты, члены парламента, чиновники и судьи. Но проверка носила заявительный характер. То есть все упомянутые лица должны были подавать в это самое Бюро так называемые люстрационные декларации — описание своей деятельности при коммунистическом режиме. Если человек сотрудничал с КГБ, то, заявляя об этом откровенно, он как бы публично каялся, получал прощение и оставался рукопожатным. Если скрывал сотрудничество, а оно так или иначе всплывало — лишался права занимать государственные должности на 3, 5 или 10 лет. 

В 2005 году президентские выборы выиграл Лех Качиньский (трагически погибший под Смоленском в 2010-м). И в 2006 году польский парламент расширил действие закона о люстрации. Теперь под него попали главы органов местного самоуправления, преподаватели и ректоры вузов, менеджеры госкомпаний, журналисты, а также спортивные чиновники (из числа последних сразу потеряли свои должности 66 человек — не подавшие люстрационную декларацию вовсе или не уложившиеся в предложенные сроки). И снова взорвалась бомба. Журналист газеты «Речь Посполита» по фамилии Вильдштейн нашел в сети и выложил в свободный доступ список из 160 тысяч (!!) имен бывших сотрудников КГБ. Не обошлось и без курьезов. По статистике самое популярное мужское имя в Польше — Ян Ковальски. Так вот, в этом списке оказалось несколько десятков носителей этого имени — и кому следовало оправдываться? А другие десятки тысяч? Что должны были эти, теперь уже явно немолодые. люди доказывать родным, знакомым и коллегам? Что спецслужбы их шантажировали? Что это провокация? Или ошибка молодости?

По конституции Польши каждый гражданин имеет право собирать и распространять любую информацию — то есть акция журналиста Вильдштейна не противоречила закону. Но именно поэтому Адам Михник и говорит, что открытие архивов — последний успех коммунистического КГБ на территории Польши. Люстрация в таком виде — не справедливость, а реванш: людей стравливают между собой, не давая двигаться вперед. Михник считает, что сегодня единственный достойный выход — не забыть, но простить. «Амнистии — да, амнезии — нет!»

Однако сегодняшний политический пейзаж в Польше сильно поменялся, и стране уже не до разборок с прошлым. Нынешний президент — Анджей Дуда. На выборах 2015 года его поддержал Ярослав Качиньский, брат-близнец погибшего Леха, сооснователь и лидер правящей консервативной партии «Право и справедливость».  Оппозиция обвиняет власть и правящую партию в том, что страна, еще недавно принимавшая европейские ценности, открыто скатывается в авторитаризм. Врагами становятся «либерасты» и «космополиты» (терминология Качиньского), не понимающие, что такое «настоящий польский дух». Отсюда — шовинизм, ксенофобия, укрепление позиций католической церкви, нападки на демократические институты (в частности попытка запрета для журналистов посещать заседания парламента). По мнению того же Михника, все это означает, что проект закрытого авторитарного общества в стране еще не исчерпан. Новая политика власти под девизом «Польша в кольце врагов» поддерживается большинством граждан — а значит, велик еще провинциальный страх перед другим и другими. 

Получается, «пришла беда откуда не ждали». Пока люстрировали прошлое — выросло и освоилось в политике поколение, также готовое одеть на страну жесткий ошейник.  И что самое парадоксальное — вновь используются и совершенствуются инструменты, выработанные в процессе люстрации, только теперь уже в обратном смысле. В 2017 году парламент Польши принял закон о создании Бюро внутреннего надзора за деятельностью МВД. По этому закону каждый кандидат на высокую должность в полиции и других службах МВД тщательно проверяется на предмет компромата. Компромата уже не в прошлом, а в реальном времени — отыскиваются следы оппозиционной активности, участия в протестах и митингах против действий нынешней власти (например, против ограничения абортов). 

Так что же, Польша ходит по кругу? Случилось ли в стране «очищение посредством жертвоприношения»? В 90-х годах безусловно, и что особенно важно — именно в среде силовиков. Это «очищение» и позволило Валенсе, а вслед за ним Квасьневскому осуществить демократические реформы и привести страну в Европу — в ЕС и в НАТО. Нынешнее польское руководство поговаривает о выходе из ЕС, но хочется верить, что это останется пустыми разговорами — в стране вновь подрастают здоровые силы, и как, опять же, говорит Михник, «мы проиграли битву, но не войну».

Фото: Poland. Rule of law protest in Krakow, Poland - 12 Jun 2018/Omar Marques/Zuma\TASS













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.