Что делать?
20 августа 2018 г.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?

ТАСС

О книге Дарона Аджимоглу и Джеймса Ф. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные?»

Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня.

В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.

Но, главное, власти таких стран не творят произвол, не арестовывают граждан, несогласных с их политикой, не дурят их лживой пропагандой. Напротив, чиновники там чувствуют себя нанятыми и подконтрольными управляющими, чья обязанность – предоставлять населению услуги: образование, здравоохранение, охрана закона и порядка. Граждане таких стран участвуют в честных выборах и решают, какая партия или коалиция будет проводить внутреннюю и внешнюю политику.

Как установили ученые, причина различий в уровне жизни народов состоит в том, что политическая и экономическая системы богатых и бедных стран создают совершенно разные стимулы для людей. В бедных – власть имущие силой собирают дань с простых граждан и предпринимателей, отбивая у них желание творить новое и организовывать бизнес, лишая их средств на развитие. Там господствуют госкорпорации и монополии, принадлежащие близким к власти олигархам.

В богатых странах, напротив, развитая политическая и экономическая конкуренция, которая и служит двигателем прогресса. Там работают стимулы изобретать, создавать высокопроизводительные технологии и полезные продукты. Там на деле гарантированы права частной собственности. Эти экономические и политические правила бытия (институты) не только обеспечивают развитие и рост уровня жизни, но, главное, поддерживаются органами власти и обществом.

Очевидно, что формирование экономической системы, ее институтов зависит от политического режима, господствующего в стране. Так в СССР, где предпринимательство каралось тюремным сроком, рыночная экономика была просто невозможна. Могут ли граждане реально контролировать политиков и чиновников, влиять на принимаемые ими решения зависит не от столько от текста Конституции (Сталинская Конституция была очень демократична, что не мешало отправлять в лагеря и ссылки миллионы граждан), а от практики применения конституционных норм, от обычаев и уровня доверия в обществе. В бедных странах политики могут безнаказанно использовать власть, вверенную им обществом (а то и узурпированную ими), для собственного обогащения и проведения политики, которая выгодна только им, но совершенно не выгодна избирателям. И изменить ситуацию граждане в этих странах, как правило, не в состоянии. Это главная причина их бедности.

Важно и то, как власть реально распределена в обществе, каковы возможности различных групп ставить общие цели и добиваться их исполнения. Или, напротив, как власть имущие способны силой подавлять и ограничивать интересы противостоящих им групп граждан. Если власть концентрируется у силовиков-чекистов, плантаторов или олигархов, а наемные работники по своим правам и способностям к самоорганизации мало чем отличаются от крепостных крестьян и рабов, то такая власть будет увеличивать налоги с граждан и дотировать из казны своих олигархов. Пример: многомиллиардные дотации из налогов россиян олигархам Вексельбергу, Потанину, Прохорову, обиженным западными санкциями.

Экономические и политические правила жизни (институты) влияют на поведение людей, на стимулы творить, изобретать, производить новое. Но именно от этого зависит успех или крах страны. Билл Гейтс (также как Стив Джобс или Сергей Брин) обладал талантом и амбициями. Но он реагировал и на стимулы. Система школьного образования позволила Гейтсу и ему подобным получить навыки, которые помогли им реализовать свой талант. Экономическая система США дала возможность легко основать компании, не сталкиваясь с необходимостью поиска «крыши» и уплаты откатов чиновникам. Американский рынок труда дал квалифицированных специалистов, а конкурентная рыночная среда помогла построить бизнес и донести свой товар до покупателей. Они были уверены, что их мечты смогут реализоваться, могли не бояться силовиков, рассчитывать на верховенство права и не опасаться за свои авторские права. Ничего подобного нет в бедных авторитарных «естественных» государствах, вроде России. Они могут лишь пользоваться новинками, приходящими с Запада, продавать газ и нефть.

Политические системы (институты) развитых стран обеспечивают стабильность и преемственность, гарантируют, что к власти не придет диктатор и не изменит правила игры, не посадит в тюрьму, не сможет угрожать жизни и собственности. Эти политические системы не допустят, что бы политика президента была направлена на самоизоляцию страны, в сторону ее экономической катастрофы. Но для этого государственная власть не должна быть сосредоточена в руках узкой группы лиц. В конечном счете, развитая экономика США – следствие республиканской политической системы, которая складывалась, начиная с 1619 года.

Отметим, что политические и экономические системы богатых стран, укрепившись, влияют и на менталитет народа. Так произошло в бывшей ГДР, в Сингапуре, Японии, Южной Корее. Люди начинают понимать ответственность за свое будущее, перестают полагаться на государство, прощаются с мифическими надеждами на «доброго правителя», на начальство, которое за них все решит. В этих странах формируется гражданское общество, создается множество общественных, правозащитных и природоохранных некоммерческих организаций. Но главное, там возникают влиятельные, пользующиеся поддержкой избирателей политические партии, способные формулировать свои программы развития страны и, получив мандат от избирателей, реализовать запросы избирателей.

Еще раз подчеркнем: двигатель прогресса – это экономическая и политическая конкуренция. Как и соревнования в спорте. Монополиям новые продукты и технологии не нужны, они и так получат свой сверхдоход. Госкомпаниям они тоже не нужны, там нет хозяина, а разворовывать «ничейную» собственность можно, и производя устаревшую продукцию. Новые продукты и технологии, а значит и рост уровня жизни, нужны лишь самим гражданам, олигархи и так купаются в роскоши. Но опросы россиян показывают, что эта простая истина еще недоступна большинству россиян. Многие все еще вздыхают по затратной директивной плановской социалистической системе. Россияне должны наконец осознать, что власть, убивающая конкуренцию и порождающая госмонополии, препятствует росту их благосостояния. В мире добились успеха только те страны, которым удалось заимствовать порядки (политические и экономические институты) развитых стран.

Но авторы книги показывают на примерах, что переход от политики обогащения «элиты» к политике, обеспечивающей благосостояние всего общества, происходит только «в точках перелома», при сочетании определенных условий, когда низы не хотят, а верхи уже не могут удержать власть. Мы обычно называем эти точки перелома кровавыми или бескровными (бархатными) революциями. Важно, что в этих точках перелома не просто меняются авторитарные правители, но происходит смена порядков, когда институты сбора дани с населения заменяются институтами сотрудничества, гарантиями прав и свобод граждан, их свободным доступом к любым формам предпринимательства. Если этого не происходит (как при военных переворотах во многих странах Латинской Америки), то сохраняются причины обнищания народа.

Авторы книги уделили внимание и критике популярных теорий о причинах неравенства стран. Одна из них – это теория о влиянии географических условий. Мол, развитию мешает жаркий климат. Жители тропических стран ленивы и нелюбознательны, им не хватает усердия, что приводит к бедности. Но такая теория не может объяснить разницу между Мексикой и США, Северной и Южной Кореей, Восточной и Западной Германией (до падения берлинской стены). Эта теория опровергнута экономическими успехами Сингапура, Малайзии и Ботсваны.

Другая популярная теория связывает процветание народов с их культурой. Еще Макс Вебер утверждал, что протестантская этика лежала в основе быстрого развития индустриального общества в Западной Европе. По большей части эта теория бесполезна, поскольку религия, этические принципы, «африканские» или латиноамериканские» ценности не особенно важны для понимания того, как возникло нынешнее неравенство богатых и бедных стран, почему оно столь устойчиво. Однако социальные нормы, связанные с трудом, частной собственностью, с отношением к закону, нередко поддерживают те различия в политических системах, которые и ведут к бедности стран. Это тоже надо учитывать.

Еще одно популярное объяснение бедности стран – это «теория о невежестве», согласно которой их правители просто не знают, как сделать свою страну богатой. Это не так. Власть имущие довели до нищеты большую часть своих граждан не потому, что считали проводимую экономическую политику хорошей, а потому что были уверены, что им все сойдет с рук, что они могут обогащаться за счет других и удержаться у власти.

Книга Дарона Аджимоглу и Джеймса Ф. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные?» помогает неравнодушным людям понять, что действительно служит причиной нищеты народов, как связана проводимая властью политика с ее корыстными интересами, как на развитие страны влияет конкуренция, стимулы и гарантии прав граждан. И, главное, понять, что нужно сделать, чтобы вывести Россию из отсталости.

Фото: Виталий Белоусов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На пути к Великой депрессии
14 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по статье Павла Усанова «Непреднамеренные последствия социального патернализма» Благими намерениями дорога в ад вымощена. Когда последствия ошибочных решений сказываются на жизни одной семьи, то для всего общества это незаметно. Но когда само общество, т.е. многие миллионы людей впадают в трагическое заблуждение, это приводит к тяжким результатам. Россияне, поверившие в коммунистическую утопию уравниловки с ее лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям», столкнулись с нищетой, тотальным дефицитом, Голодомором, террором ВЧК-НКВД и миллионами сгинувших в ГУЛАГе. Наивно думать, что это последняя большая ошибка в истории человечества. Нас ожидают непреднамеренные последствия от вмешательства государства в рыночные отношения (т.е. интервенционизма — деформирования властями рыночной экономики), от быстрого роста численности чиновников и влияния на нашу жизнь корыстной бюрократии.
Антикапиталистическая ментальность
13 АВГУСТА 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Дайджест по книге: Людвиг фон Мизес. Антикапиталистическая ментальность Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ — в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».
Менеджеры РЖД на повременке
3 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест статьи: Владислав Иноземцев. Два года по старым шпалам Россияне отличаются от других народов своим пристрастием к опеке государства, надеждами, что чиновники и их верховный управитель всех обеспечат, напоят, накормят и спать уложат. Однако эти мечты не сбываются, власти предпочитают тратить собранные с подданных налоги не на зарплаты и пенсии, а на свои дворцы и яхты, на подводные лодки и ракеты, войны и зрелища. Это нас не вразумляет, архаичную веру в «доброе» государство и царя-президента не расшатывает. С  иллюзиями, впитанными с молоком матери, расставаться тяжко и мучительно. Но придется, если мы не хотим повторить судьбу СССР и стать страной «четвертого мира». И помогут в этом аргументированные тексты ученых. Такие, как статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Два года по старым шпалам».
К чему приведет средневековая культура народа
30 ИЮЛЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.
Может ли Литва быть для нас примером?
23 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. В Литве есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства. Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике. Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США.
Плюсы и минусы пенсионных систем
12 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Часто люди задают вопрос: нельзя ли в России пенсионную систему сделать разумной, гарантирующей пенсионерам достойную жизнь, чтобы пожилые люди, как в Европе, могли ездить отдыхать на море? Отвечая на этот вопрос, начнем с определений. Традиционная государственная пенсионная система, действующая в России  и в странах Европы, — это страховая распределительная система. Правильнее ее называть перераспределительной или солидарной, так как она основана на солидарности поколений. В ней работающий платит за неработающего, точнее, работодатель, урезая зарплату работающему, перечисляет его пенсионный взнос в Пенсионный фонд.
Древние истоки нашей политической культуры
6 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Российская власть демонстрирует жестокость и произвол по отношению к подданным, начиная с княжеских разборок X–XII вв., царствования Ивана Калиты, затем Ивана Грозного и далее – Петра I, императриц XVIII в. Московское завоевание Великого Новгорода и Твери сопровождалось массовыми убийствами горожан и последующим заселением городов выходцами из Московии. Опричнина разделила народ на две части, предоставила возможность одной грабить и разорять другую. «Западнические» реформы Петра тоже проводились с характерной московской жестокостью. Царствование Анны Иоанновны отмечено расцветом полицейщины.
Конфликт инстинктов и интересов
2 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В душе у каждого человека бурлит конфликт интересов. Его порождают два инстинкта. Один – инстинкт самосохранения. Сегодня он выражается не столько в стремлении не упасть с дерева, сколько в желании жить в тепле и сытно питаться. Достаток позволяет иметь хорошее жилье и неплохое медицинское обслуживание, а значит — сохранять себя любимого. В условиях товарно-денежных отношений инстинкт самосохранения тесно увязан с желанием обогатиться. Как – другой вопрос, по части морали.
Польское жертвоприношение
27 ИЮНЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Люстрация — lustratio — в переводе с латыни буквально означает «очищение посредством жертвоприношения». С конца 80-х годов это слово зазвучало подобно гонгу на всем посткоммунистическом пространстве стран Восточной Европы. Люстрация понималась как чистка — необходимость убрать из силовых и управленческих органов всех, кто сотрудничал с прежним КГБ, а также был причастен к нарушениям прав и свобод во времена коммунистического правления. Однако технология и идеология люстрации явилась огромной проблемой. В Польше она остается предметом дискуссий до сих пор — хотя, казалось бы, за 30 лет должна была утратить свою актуальность по чисто демографическим причинам.