Что делать?
26 мая 2018 г.
О чем предупреждал Даниил Дондурей
11 ДЕКАБРЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Почему попытка построить в России в 90-х годах современное демократическое государство вновь обернулась созданием средневекового авторитарного правления царя-президента? Потому что так захотела его правящая элита, олигархи. Но это соответствовало и пониманию «как должно быть» в головах российского народа. Воззрения большинства россиян приводят проевропейски настроенных интеллигентов в ужас. Несколько лет назад в своем выступлении на Пермском экономическом форуме Даниил Дондурей приводил страшные цифры:

По количеству студентов на 10 тыс. населения мы находимся на первом месте в мире, а по объему производимой инновационной продукции — на 61-м. Российская общественная мысль так и не смогла найти аргументы: посчитать и с расчетами в руках доказать, что человек умный, правильно спрограммированный, «с мозгами» — куда более эффективный актив экономики, чем просто образованный.

Дондурей обращал внимание на те «невидимые стены» и коридоры, которые выстроены и укреплены в головах подавляющего большинства наших соотечественников всех возрастов, национальных, образовательных и имущественных групп. Преодолеть такие препятствия очень сложно. В контексте влияния на национальную экономику они никогда не рассматриваются. Нет и публичного акцентирования этой проблемы. А значит — нет и политического и профессионального заказа на соответствующие исследования, получение сопоставимых данных.

Дондурей приводит лишь некоторые примеры мировоззренческих сбоев россиян.

Во-первых, это массовое неприятие ныне действующих (в соответствии с Конституцией) самих принципов и условий нынешней жизни. По опросам последних лет, 57 процентов населения хотели бы введения государственного контроля за ценами, почти 80 процентов не уважают владельцев частных предприятий, особенно крупных, более трети до сих пор вообще не принимают рыночные отношения, ненавидят их.

Во-вторых, в кардинально изменившем свою экономическую и политическую систему обществе низвергнутые устои ценностно вовсе не отторгнуты. Постоянно не только воспроизводятся «старые песни о главном», но и мириады повседневных сравнений в пользу прошлого. Двадцать лет, конечно, не 40, как у Моисея, но в отличие от библейского героя никто и не собирается ментально выводить собственный народ — по меньшей мере, две трети его — с территории социализма.

В-третьих, мы уже, естественно, не замечаем всеобщего привыкания к плутовству во всех его видах, к зарплатам в конвертах (тогда это было еще 11 процентов от ВВП — ред), мошенничеству. А там, где теневая экономика, там появление того, что философ Александр Рубцов назвал «теневой идеологией». Конечно же там и двойная мораль. Более 51 процента граждан терпимо относятся к коррупции, сам механизм которой с ее искусственно созданными дефицитами, изящным и повсеместным отказом от конкуренции, конечно же, имеет прямое и универсальное культурное происхождение.

В-четвертых, отсутствие чувства социальной солидарности, кооперации, доверительного взаимодействия. По показателям благотворительности население России плетется в хвосте (в 2017 году — на 124 месте из 139; рейтинг CAF). На трудовую мотивацию не может не влиять то обстоятельство, что большинство россиян не доверяют никому, кроме собственной семьи. Мы чемпионы по количеству самоубийств среди детей и подростков, детской порнографии в Интернете. В любом отделе по работе с персоналом будут расспрашивать о семейном положении нанимаемого работника, но редко о ценностных приоритетах. Людям внушают: не только предприниматели, но и муж с женой могут «заказывать» друг друга. На телевидении есть программы, где без доли неловкости демонстрируются добытые скрытой камерой свидетельства повсеместной неверности супругов, достигается привыкание к таким проверкам.

В-пятых, конечно же, огромный ментальный барьер — этнокультурная нетерпимость: 58% граждан желают ограничить поток рабочих из соседних стран (Левада-Центр, лето 2017 г.). Большинство ассоциирует понятие «патриотизм» исключительно с победами — в войнах и спорте, редко с достижениями в мирных обстоятельствах. За последние годы восстановлен интерес к Сталину как главному герою, суперзвезде, а значит, лучшему продавцу рекламного времени в России — половина граждан (ФОМ, май 2017 г.) считают его роль в истории страны положительной. (В 1991 году таких было 12 процентов.)

Но самыми труднопреодолимыми даже не барьерами, а длиннющими полосами препятствий, выстроенными, точнее, выращенными, в головах миллионов, представляются: невиданная в истории России алчность на фоне негласного общенационального согласия на заработки за счет разрушения морали. И как следствие — расползание сдерживающих варварские побуждения этических скреп.

Наши экономисты и социологи не оценивают мировоззренческие активы и пассивы российской экономики, их как бы и нет вовсе. Легче думать, что достаточно уменьшить административное давление, обеспечить должный правопорядок, контроль за всем и вся — и модернизация осуществится. Оттого и коррупция не воспринимается как негласный общественный договор о компенсации неэффективной системы управления. Если у нас требуется, к примеру, 304 дня на согласование документов на новое строительство, в то время как в США — 40 дней, а в Европе — 58, то разве это нормально? Наши властители потому и не хотят рассматривать коррупцию как главную экономическую драму России, как печальный культурный феномен российского народа. Зачем, если власти она выгодна?

Даниила Дондурея сегодня с нами уже нет. Но задача, которую он поставил перед реформаторами, не потеряла своей актуальности. Нужна программа, книги, фильмы и телеролики, которые послужат лекарством для средневековой российской ментальности. Есть надежда, что, когда придет новый период модернизации нашего общества, мы сможем общими усилиями воздействовать на нашу ментальность, на склонность к воровству и казнокрадству. Другого пути из нищеты и бесправия нет. Ведь получилось это в Японии, Германии, Сингапуре и Южной Корее, Румынии. Сейчас этот процесс перевоспитания довольно успешно идет в Китае. Неужели россиянам он не под силу?

В статье использованы материалы выступления Даниила Дондурея на Пермском экономическом форуме

Фото: Россия. Москва. Главный редактор некоммерческого партнерства "Редакция журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. ТАСС/ Артем Коротаев














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Взгляд на Россию со стороны
24 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Зарубежные политологи называют «русской институциональной, или московитской системой (матрицей)» традиционное российское самовластие императора, генсека или несменяемого президента. Как показали результаты недавних выборов президента, восприятие такого самовластия стало частью российской политической культуры. Социальный капитал россиян соответствует этой авторитарной форме правления. Не обладая навыками самоуправления, они вручают себя и свою жизнь «верховному правителю» или его назначенцам.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?
21 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня. В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.
Причина нищеты — наше холопство
8 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Камчатке Законодательное собрание увеличило пенсии чиновников и депутатов в 2,5 раза. Остальных граждан повышение не коснулось. Почему? Потому что на всех денег в казне не хватит. А чиновникам и депутатам заботиться надо о себе, а не о бедняках всяких. Когда совести нет, работает хватательный инстинкт.
Общее и особенное в политическом развитии постсоветских государств
23 АПРЕЛЯ 2018 // ДМИТРИЙ ФУРМАН
Формально при распаде СССР и «соцлагеря» все бывшие коммунистические государства провозглашали сходные или просто тождественные цели – построение демократических правовых обществ с рыночной экономикой. Но в реальности развитие посткоммунистичеких стран пошло разными путями. Различия посткоммунистического развития России и центрально-европейских государств, включая и страны Балтии, очевидны и имеют принципиальный и качественный характер. Центрально-европейские страны пошли по пути создания правовых демократических политических систем, однотипных с давно сложившимися в странах Западной Европы и Америки, в которых в рамках единых правил игры борются разные политические силы и осуществляется ротация власти.
Экономика единого устава
22 АПРЕЛЯ 2018 // АКУЛИНА НЕСИЯЛЬСКАЯ
Директор Всемирного банка обещает российской экономике среднемировые темпы. Глава Центробанка РФ отчитывается в восстановлении. Министр экономразвития уверенно прогнозирует рост ВВП. Премьер декларирует важность этих показателей для блага человека. Всё это происходит на престижном Гайдаровском форуме в Москве. А в российской глубинке отчаявшиеся и разуверившиеся во всём дети взрывают и режут своих учителей и одноклассников.
Возрождение Японии - урок для России
16 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Опыт послевоенного демократического возрождения Японии мало известен в России. Особенно это касается реформ политической и социальной сферы. Однако именно глубокая политическая реформа явилась тем фундаментом, на который опирается мощная экономика и демократическое общество современной Японии. Послевоенные реформы в Японии осуществлялись при активном вмешательстве и под жестким контролем оккупационной администрации США во главе с генералом Дугласом Макартуром. Формально Макартур подчинялся международной Дальневосточной комиссии в Вашингтоне и Союзному Совету в Токио. Однако фактически генерал нес ответственность лишь перед президентом и конгрессом США.
Благосостояние как подрыв национальной идеи
10 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Десять лет назад, в то самое время, когда подошли к концу пресловутые «тучные годы» — в растиражированном еженедельнике мне попалась на глаза колонка, которую вел известный российский политолог. На страницах газеты колумнист, предаваясь невеселому анализу только что наступившего в России экономического кризиса 2008, неожиданно отвлекся от финансовой составляющей. Вместо этого переключился на бытовую сферу, вспомнил недавнее прошлое и призвал читателя обратить внимание на то, что впервые с начала 90-х в домашних кастрюлях россиян стали слипаться макароны.
Китай: прививка честности и законопослушности
10 АПРЕЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли построить развитую экономику в обществе воров и жуликов? А в обществе, главной чертой которого является средневековая зависть к тем, кто добился успеха, большевистское желание их «раскулачить»? Многие авторы утверждают, что отсталая средневековая культура населения — непреодолимая преграда для модернизации страны. Другие им возражают, приводя в пример Сингапур и Грузию, где благодаря успешным реформам, стимулам и разумным законам удалось изменить поведение людей, в конечном счете, повлиять на их культуру, менталитет.
Убогое право собственности
2 АПРЕЛЯ 2018 // ВИТАЛИЙ ТАМБОВЦЕВ
Россияне, особенно предприниматели, хорошо знают, как плохо защищены у нас права собственности. Государство в лице силовиков, пожарных, санитарных и прочих инспекторов собирает с них дань. Корпорации, близкие к власти, могут «наехать», отжать бизнес или здание. Примеров тому не счесть. Пресечь эту практику может только реальная политическая конкуренция и независимость суда. Но важно понимать, что в ходе предстоящих реформ надо изменить в нашем законодательстве.