Итоги года
20 октября 2019 г.
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017, МИХАИЛ ХОМЯКОВ
ТАСС

Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно. Маячки расставлены, «иностранные агенты» поименованы, крестики на дверях дожидаются погромщиков, а погромщики – сигнала сверху. Все это обсуждалось уже неоднократно, и останавливаться подробно на мрачных прогнозах нет никакого смысла.

Довольно детально обсуждались и основные события, так или иначе связанные с российской экономикой или способные оказать на нее серьезное влияние. Brexit, победа Дональда Трампа, соглашение со странами ОПЕК о сокращении добычи нефти, приватизация «Роснефти» и арест Алексея Улюкаева. Каждое из этих событий можно было бы подробно разобрать, напомнить о сопровождавших его бурных дискуссиях, повторить в двадцать пятый раз аргументы участников этих дискуссий, высказать свою точку зрения…

Вместо этого обсудим одну новость из разряда «предпраздничных курьезов», появившуюся в канун Нового года и разошедшуюся по российским СМИ, благодаря предновогоднему «безрыбью» — дефициту «серьезных» новостей. Итак, в Германии в рождественские каникулы цена на электроэнергию опустилась до нуля, и немцы в Рождество за электричество ничего не платили. Произошло это за счет сезонного спада потребления и высокой мощности установленных в стране ветрогенераторов, которые и обеспечивали страну бесплатным электричеством.

Любопытно, что за несколько дней до появления этого сообщения Путин проводил «большую» пресс-конференцию, где тема альтернативной энергетики была вскользь затронута. Путин заявил, что развивать это направление, наверное, нужно, но торопиться не следует – слишком уж это дорогое удовольствие. Вот и в Европе субсидии в сектор снижают из-за непомерных расходов, которые ложатся на плечи налогоплательщиков. Тут впору поздравить гражданина соврамши. Государственные субсидии в возобновляемую энергетику в Европе действительно снижаются, а то и вовсе сходят на нет. Вот только причина в том, что сектор в состоянии поставлять на рынок энергию по конкурентным ценам и в субсидиях больше не нуждается. Аналогичная ситуация и в США, где цена киловатта, получаемого солнечными и ветряными электростанциями, опустилась ниже цены станций, сжигающих углеводороды.

В последние годы возобновляемая энергетика – самый динамично развивающийся сектор мировой экономики. Причем мировым лидером по инвестициям в этот сектор и по скорости строительства ветряных, солнечных, геотермальных и гидроэлектростанций является Китай – последняя надежда российских сырьевиков. Пока в России отдельно взятые руководители крупных государственных нефтяных компаний выбивают из правительства льготы для освоения новых крупных месторождений в Восточной Сибири, а изрядная часть остатков экономики занимается строительством и обслуживанием магистральных трубопроводов для наращивания экспорта нефти и газа, остальной мир движется в ровно противоположном направлении.

Сегодня за пределами России уже никому в голову не придет ставить под сомнение наличие глобального потепления и тот факт, что вина за это лежит на человеке. В мире сложился консенсус: сжигать углеводороды плохо, ближайшие десятилетия необходимо посвятить тому, чтобы отказаться от этой дурной привычки.

ТАСС

А теперь, собственно, о событии 2016 года, которое способно оказать определяющее влияние на российскую экономику в долгосрочной перспективе – речь идет как минимум о ближайшем десятилетии. В начале ноября вступило в силу Парижское соглашение по климату, в рамках которого его участники взяли на себя долгосрочные обязательства по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу. Соглашение вступило в силу после того, как его ратифицировали страны, ответственные за более чем 55% всех мировых выбросов ПГ. Причем, в отличие от Киотского протокола, где обязательства брали на себя только развитые страны, в Парижском соглашении сокращать выбросы должны все. Еще одно отличие от Киотского протокола заключается в том, что нынешнее климатическое соглашение вступило в силу в рекордно короткие сроки, причем безо всякого участия России (сыгравшей в Киотском протоколе решающую роль). Из стран «большой двадцатки» не ратифицировали Парижское соглашение только две страны – Россия и Турция.

В России решение отложено до «после выборов» — вынесение на рассмотрение парламента состоится не ранее 2019-2020 года. А до этого министерства и ведомства будут всесторонне изучать возможные последствия ратификации для российской экономики, готовить нормативную базу, вносить поправки в энергетическую стратегию…

Самое неприятное заключается в том, что львиная доля негативных последствий для российской экономики в ее нынешнем виде наступит вне зависимости от того, ратифицирует Россия соглашение или нет. Постепенный отказ экономически значимых стран от сжигания углеводородов и сокращение мирового спроса на них уже предопределены. Российский экспорт в долгосрочной перспективе выглядит не самым надежным источником доходов. При этом Россия в рамках Парижского соглашения приняла на себя обязательства, которые, в отличие от большинства других участников, позволят ей в ближайшие годы наращивать выбросы. Так что никаких резких мер принимать не потребовалось бы, вполне можно было после ратификации спокойно готовить нормативную базу и вносить поправки в энергетическую стратегию.

Можно, конечно, наплевать на все эти экологические глупости, соглашение не ратифицировать вовсе и заняться чем-нибудь важным, например, реиндустриализацией. Тогда растущий внутренний спрос на энергоносители хотя бы отчасти компенсировал бы долгосрочное снижение экспорта. Россия окончательно поднялась бы с колен, вернула себе прежнее величие (дальше продолжать не стоит – у сторонников Глазьева все равно получается лучше). Более того, в страну потекли бы иностранные инвестиции – тот же Китай (да и не один Китай) с радостью перенес бы в Россию самые грязные производства, гарантировав себе выполнение обязательств в рамках соглашения по климату.

Вот только такая стратегия очень быстро привела бы к санкциям в отношении всего российского экспорта. И запретительные пошлины в отношении «грязных» российских товаров объяснялись бы не только экологической озабоченностью мирового сообщества, но и экономическими выгодами, которые получали бы российские производители, избавленные от необходимости следовать жестким экологическим стандартам. К экономическим потерям добавились бы репутационные и политические. Вина за глобальное потепление, ущерб от которого уже сейчас вполне ощутим, легла бы на Россию.

Пока отказ от ратификации никем даже в России всерьез, похоже, не рассматривается. Однако чем дольше она будет откладываться, тем вероятнее будет описанный выше сценарий.


Фото: 1. Россия. Москва. Район Капотня. Марина Лысцева/ТАСС
2. Франция. Страсбург. 04.10.2016. Европарламент ратифицировал Парижское соглашение по климату. Panoramic/Zuma\TASS














  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».