В оппозиции
20 марта 2019 г.
Ильдар Дадин, князь Владимир и ветхая Старая площадь
23 НОЯБРЯ 2016, ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО

ТАСС

Ответ со Старой площади пришел по нынешним временам почти мгновенно. 10 ноября я отправил телеграмму на имя президента В.В. Путина с единственной просьбой — «освободить узника совести Ильдара Дадина». В этих нескольких словах уже заключалось и обоснование требования. Еще в 2015 году Дадина признала узником совести всемирно известная организация Amnesty International. Но что нам западные резоны? Поэтому я сослался и на недавнее событие: открытие 4 ноября в Москве памятника святому равноапостольному князю Владимиру. Присутствие при этом руководителей государства, выступления президента и патриарха, несомненно, придало происходящему действу смысл символический, отсылающий к нашим нравственным и цивилизационным истокам. Узника совести потому и нужно срочно освободить, чтобы (писал я в телеграмме) «тем самым утвердить жизненность заветов св. князя Владимира, который впервые на Руси соединил закон с милосердием».

Конечно, в конце обращения стояла и подпись отправителя: бывший советский политзаключенный, писатель. Деталь незначительная, но в обратной перспективе последнего столетия призванная еще раз напомнить о трагедии исторического развития России, скатившейся в 1917 году в пропасть насилия.

Ответ помечен 11 ноября 2016 года. Консультант департамента письменных обращений граждан и организаций Администрации президента РФ И. Куров ссылается на законы и указы, которые «не предусматривают участие Президента Российской Федерации, должностных лиц его Администрации в разрешении по существу поставленных [в обращении] вопросов». В их отношении «предусмотрен иной порядок обжалования». Еще Куров «разъяснял, информировал, дополнительно сообщал» о том, что у нас в стране органы суда, прокуратуры и следствия самостоятельны и независимы, а проверка «обоснованности судебных актов» возможна лишь в порядке апелляционного производства.

Иными словами, прислана типичная отписка, хорошо знакомая по советским чиновничьим каруселям, смысл работы которых в годы застоя блестяще описал Юлий Ким в одной из своих песен: «Пишите нам пишите, а мы прочтем, прочтем».

На моей памяти эпистолярные контакты граждан с госаппаратом прошли три условные стадии. Стадия первая: со второй половины 1960-х по 1987 год на все обращения к власти следовало твердокаменное «нет», «ничего не можем сделать». Вторая: с 1987 по 2000 год изменился характер ответов, приходящих от госчиновников. Даже при отказах было заметно стремление подчеркнуть, что власть в принципе открыта к просителю и просто не имеет возможностей удовлетворить его просьбу. «Инстанции» демонстрировали заинтересованность в уважительных и доброжелательных отношениях с гражданами. Третья: в путинскую эпоху поступательно возрастал бюрократический подход к ответам на обращения людей, фактически слившись по стилю с периодом советским.

Даже в годы военного коммунизма или Большого террора отношение советских властителей к жалобам и требованиям населения колебалось в зависимости от проведения той или иной политической кампании. Находились советские работники в правительственном и судебно-правоохранительном аппарате, которые пытались очеловечить безликую работу государственной машины и помочь людям в их стремлении улучшить свою жизнь. Но, как ни менялась линия партии, в течение последнего столетия гражданин в СССР, а потом в РФ мог общаться с властью лишь как проситель, униженно ожидающий снисхождения и помощи. Если же верхи отказывают в твоей просьбе — значит так тому и быть во веки.

Подобное архаичное отношение чиновничьего аппарата к обществу скорее говорит о крепостнических мечтах кремлевских обитателей, чем о стремлении к построению динамично развивающейся страны. И резко диссонирует с открытием 4 ноября, в государственный праздник новой России, памятника князю Владимиру. Вернее, в эстетическом отношении этот памятник и внутренняя политика путинской партийно-государственной машины вполне подходят друг к другу. Неказистая, воинственная фигура князя скорее напоминает безжалостного воителя. Однако это все же отсылка к легендарной фигуре, основателю государственности и культурной традиции, в которых мы существуем. К святому, признанному таковым еще в глубине веков.

Троица наших великих историков отмечает главное в деле князя Владимира: христианское милосердие, привнесенное в закон. Георгий Федотов, автор выдающихся сочинений о характере русской святости, точно суммировал это, подчеркнув, что для наших предков Владимир был, прежде всего, не Крестителем, а Владимиром Милостивым. В «Повести временных лет» выделено именно добросердечие князя, ставшее особенностью его личности и ее влияния на современников и последующие поколения.

Надо сказать, что при всей трудности русского исторического развития императорская Россия не забывала заветов основателя своей культуры: медленно, спотыкаясь, продвигалась к построению открытого общества. Большевизм отбросил страну к мрачным языческим практикам.

Осуждение на тюремный срок Ильдара Дадина за мирное выражение своей гражданской позиции представляет современную российскую действительность в позорном свете. Его судьба перечеркивает надежды на перспективы развития отечества. Разве своими отговорками и отписками надзиратели из Сегежской ИК-7 не подражают «консультантам» из Администрации президента? Одно из двух. Или приговор Дадину, пытки, которым он подвергся в концлагере, являются отражением национальной идеи, которую властная вертикаль родила-таки в недрах Кремля, и тогда это означает полный разрыв с наследием князя Владимира. Или все же воздвижение памятника на Боровицком холме являет политическую волю поставить страну на путь человеколюбия. В конце концов, для чего прозвучали на церемонии открытия слова о том, что наше сознательная история началась со дня крещения Руси, с актов милосердия, совершенных князем-неофитом? Зачем тогда на всю страну транслировались слова Натальи Солженицыной, сказанные у подножия монумента, о том, что на русской истории до сих пор лежит тень «коллективизации и ГУЛАГа», что необходимо осудить зло, которому мы поддались в XX веке? Зачем тогда это ее напоминание собравшимся 4 ноября представителям высших ветвей власти и избранной общественности о подвиге св. Владимира, который «осудил в своей жизни то, что было неправедно… и решительно повернулся к свету»?

ТАСС

Может быть, вся эта церемония устроена лишь для видимости, для «внешнего врага» — остального мира, с тревогой наблюдающего за происходящим в России? В это не хочется верить, ибо тогда мир уже имеет дело с политической фантасмагорией, вновь воцаряющейся на стыке между Европой и Азией. В противном случае нужно быстро и в корне менять внутреннюю политику государства, стиль и суть отношений чиновничества с гражданами, и, прежде всего, возвращать в страну культуру политической терпимости и добросердечности. Первым шагом в этом направлении должно стать освобождение узников совести и незамедлительно — Ильдара Дадина.

Ветхая традиция бюрократических имитаций Старой площади должна уступить место новому вину благотворных перемен в государстве и обществе.



Фото: 1. Россия. Москва. 7 ноября 2016. Памятник святому равноапостольному князю Владимиру на Боровицкой площади. Артем Геодакян/ТАСС
2. Россия. Москва. 4 ноября 2016. На открытии памятника святому равноапостольному князю Владимиру на Боровицкой площади. Михаил Метцель/ТАСС













  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.